Друзья, знакомые, мастера художественного слова по ту сторону радиоприёмника чокнулись. Всё время спрашивают: «Ну как, послушал новый РХЧП?». Отвечаю утвердительно. В голосе нездоровое хвастовство, а на душе неспокойно: новая пластинка «перцев» получилась на удивление предпенсионной.

Основания беспокоиться появились после выхода предыдущего альбома «Сalifornication» — в каждой песне с «калифорникации» чувствовалась усталость, коллектив зажигал через силу. В сущности, музыканты сами признавались, что работа 99 года – это воспоминание о поездке к морю двадцатилетней давности.

На «By the Way», если хотите знать, молодецкий драйв вообще на вес золота. Встряхнуть слушателя могут, пожалуй, лишь заглавная, уже успевшая поднадоесть, «By the Way», «Сan’t Stop» и «Minor Thing». Вместо привычного угара коллектив демонстрирует прекрасное знание творчества…The Beatles. В 2002 году Red Hot Chili Peppers стали лучшими интерпретаторами наследия «ливерпульской четвёрки»: композиции «Dozed», «The Zephyr Song» и, конечно, «Tear» при желании могли бы оказаться на «Сержанте Пеппере». Впрочем, «перцы» и не скрывают своей любви к классике. В нескольких интервью, опережая обвинения в откровенном плагиате, они подробно рассказывают, какие «битловские» фишки были использованы в записи «By the Way». Однако настоящее потрясение испытываешь от песенки «Cabron». Взяв её на альбом, группа неожиданно признаётся в любви ко всему латиноамериканскому.

Вообще пластинка получилась большим таким признанием. Энтони Кидис вместо того, чтобы послать всех по матери, нежно поёт: «Я мог бы умереть за тебя». Не исключено, это обращение к полуголой девице, которая изображена на обложке диска. Что думает об этом сама муза — неизвестно: глаза девушки замазаны краской. Зато, если приглядеться, видны сиськи, которые, бьюсь об заклад, стали для некоторых решающим фактором покупки нового альбома Red Hot Chili Peppers. Чтобы совсем уж не расстраивать поклонников творчества группы, сообщу, что альбом нужно прослушать не менее трёх раз. Только тогда эта рецензия лишиться всякого смысла. А пока вышесказанное – чистая правда.